Задайте вопрос карьерному консультанту в вашей области 
Открытые вопросы

Нужна ли личность в организации?

Сегодня мы находимся как раз в той точке, когда нужно вернуться к известному тезису о том, что человеческие отношения в организации не менее важны, чем бизнес-процессы.

Личностная организация и личность в организации

Алексеев Олег

Мне кажется, что сами слова "лидер", "бизнес-гуру" так же, как и понятие "харизма", сильно упрощают, "уплощают" суть дела. Ключевым для деятельности организации, по-моему, является традиционное понятие личности, а вовсе не эти модные термины…

Карьерный путь Олега Алексеева наполнен яркими событиями. Он работал в Министерстве радиопромышленности СССР, в Министерстве внешней торговли, готовил кадры для Минавтопрома, проводил выборы Штаба ЦК ВЛКСМ на БАМе, директоров: на заводе РАФ в Латвии и в пионерлагере «Артек». На протяжении 10 лет он возглавлял консультационную компанию «ИМС», руководил Центром стратегических исследований Приволжского федерального округа. В начале 2003 года перешел в ЗАО «РЕНОВА» на должность заместителя генерального директора по корпоративной политике. В мае этого года назначен директором по корпоративным проектам АНО «Институт корпоративного развития» Группы компаний «РЕНОВА». Олег Алексеев – председатель Общественного Совета по жилищной политике при Министре регионального развития В.А.Яковлеве. Олег – участник Московского методологического кружка. Сквозь всю свою деятельность Алексеев пронес интерес к человеку, убеждение в том, что люди – главный ресурс любой организации. На страницах своей колонки «Открытые вопросы» Олег Алексеев пытается решить вопрос, как сделать эффективным управление людьми.

В октябре в «Экспоцентре» соберутся участники международного саммита «Лидеры в Москве». Том Питерс, Роберт Каплан, Джек Траут, Джон Коттер, Кьелл Нордстрем и другие товарищи – в натуральном виде, Билл Клинтон и Джек Уэлш – по спутниковой связи. Будут также Гельмут Коль, Лу Герстнер. Кьеллом Нордстремом Москву уже не удивишь, а на манеру поведения Билла Клинтона посмотреть было бы интересно. Жаль, что не приедет. 

Невольно задаешься вопросом: в каком смысле все эти люди – лидеры? В чем они являются таковыми? Мне кажется, что сами слова «лидер», «бизнес-гуру» так же, как и понятие «харизма», сильно упрощают, «уплощают» суть дела. Ключевым для деятельности организации, по-моему, является традиционное понятие личности, а вовсе не эти модные термины.

А так ли уж важна личность в жизни организации? Может быть, вся полнота отношений в компании должна определяться деловой компонентой? На мой взгляд, сегодня мы находимся как раз в той точке, когда нужно вернуться к известному тезису о том, что человеческие отношения в организации не менее важны, чем бизнес-процессы, и в новой ситуации пересмотреть этот тезис. Для пояснения своей мысли я приведу пример, который кому-то, возможно, покажется экстравагантным. Но он, как я думаю, может стать отправным пунктом для дальнейших рассуждений.

Философ Александр Моисеевич Пятигорский, живущий и работающий сейчас в Лондоне, рассказывал мне потрясающие истории своих встреч с людьми, которых можно назвать личностями в полном смысле этого слова. Одна из ситуаций была связана с историей его дяди, сидевшего после войны в лагерях. Однажды поступила информация, что к ним в камеру, в которой к тому моменту уже находилось восемнадцать человек, должны поселить нового заключенного, по слухам – немца-эсэсовца. Через некоторое время действительно в их камере оказался невысокий, не особенно статный, но правильно сложенный человек. В тот момент никто и не подозревал, что через какое-то время он станет безусловным авторитетом для всех окружавших его людей. И это притом, что он был необычайно скромен, говорил редко и ни в какие дискуссии не вступал. Все, что было в посылках, которые приходили уже в послевоенное время из Германии (а был он из достаточно богатой семьи), все, кроме сигар, отдавал сокамерникам.

И на протяжении нескольких лет, проведенных вместе с ним в лагере, ни один человек не спросил его, был ли он на самом деле эсэсовцем. Сам немец никогда на эту тему ничего не говорил. Если там случались стычки с уголовниками, то он был единственным человеком, который мог сказать слово – и они прекращались. Потом, в конце концов, по известным соглашениям, ему позволили уехать в Германию, и перед отъездом он дал прием в одном из московских ресторанов для своих сокамерников. Во-первых, он был одет чрезвычайно элегантно, вел себя исключительно аристократично. Во-вторых, все приглашенные пришли, и при этом никто не напился, то есть сила его влияния была такова, что все вели себя очень прилично.

Известно, что после возвращения в Германию этот человек передал все свое состояние психиатрической лечебнице, и сам проработал в ней санитаром до конца жизни, ответив, таким образом, на тот вопрос, который ему не задали. То есть этот человек был сам себе судья. Я не могу передать в полной мере то эмоциональное впечатление, которое произвел описанный случай на Пятигорского, потому что знаю историю в пересказе, а Александр Моисеевич был на том приеме вместе с дядей.

Вы спросите, в чем здесь связь с организацией? Я исхожу из следующего. Если есть человеческие отношения, то в них должен быть центр, а центром, по моему глубокому убеждению, является личность. Личность – это очень редкая порода людей. То, что они делают, признается всеми без всякого дополнительного пояснения как имеющее с моральной точки зрения право, и все к нему прислушиваются. Как так может быть? Если нас гонит непонимание того, что происходит, чувство несправедливости, если, проще говоря, на душе тяжело, куда мы должны обращаться? Если мы не можем прийти в суд, мы обратимся к личности. Она должна нам дать чувство фиксации и сказать: «Так вот». Если мы спрашиваем у того, кого не признаем в этом качестве, то просто прислушиваемся и говорим: «Ну, да. Может быть». Но через двадцать минут после того как расстались и физический контакт был утерян, мы «поплыли» и вернулись в свое прежнее депрессивное состояние. Если это делает тот, кого мы признаем личностью вследствие его человеческой мощи, то мы всегда успокаиваемся. Человек, являющийся личностью в полном смысле этого слова, не отсылает нас к некоторым правилам. Он сам есть правило. Такие люди, обладающие безусловным моральным авторитетом, должны быть в организации. Ведь, если их там нет, то, значит, отсутствует и источник содержания.

Жизнь внутри организации должна быть построена таким образом, чтобы неформальные лидеры в ней всегда могли найти свое место, и при этом им не пришлось бы сталкиваться со статусными конфликтами. Для этого там должно быть по минимуму маленьких начальников и по максимуму горизонтальных связей. Последние, постоянно изменяющиеся в соответствии с нашими приоритетами и интересами, и будут вызывать на поверхность ту или иную сильную сторону человека. Отношения же – это демонстрация того, какими ценными качествами люди реально обладают или могут обладать. И необходимо понять, как эти качества можно включить в нашу общую деятельность.

Оформить подписку